Иван Баришпол: с охраной окружающей среды хуже, чем в советское время

Дата 2008/4/24 3:20:00 | Раздел: Мнения

РИА НОВОСТИ
В последнее время во всем мире возрос интерес к экологической тематике - но не стоит забывать о том, что экологи были у нас и раньше, в том числе - и при Советской власти. Многие из нас в детстве собирали макулатуру или высаживали деревья на субботниках - и делали мы это под эгидой Всероссийского Общества Охраны природы (ВООП). Более того, во время детства многих из нас возглавлял ВООП тот же человек, который возглавляет его до сих пор - один из старейших российских экологов, Иван Федотович Баришпол. Он ответил на вопросы корреспондента РИА Новости Ольги Курляндцевой, которая в детстве тоже состояла в обществе Юных друзей природы ВООП.
- Иван Федотович, Вы возглавляете Всероссийское общество охраны природы уже более 30 лет. Как Вам кажется, сегодня в России ситуация с охраной окружающей среды обстоит лучше, чем в СССР 30 лет назад, или, наоборот, хуже? Что-то принципиально изменилось в подходе к этой проблеме?

-В советское время вопросы охраны природы в разные периоды были на разном уровне. Раньше в Советском Союзе не было государственного органа, специально уполномоченного на охрану окружающей среды. Но было Всероссийское общество охраны природы, которое располагало определенными правами и полномочиями по сравнению с возможностями общественный организаций в настоящее время.

Нашей основной задачей было привлечение общественности к решению вопросов охраны природыи оказание содействия советским хозяйственным органам в решении этих вопросов. Нам это удавалось неплохо, потому что тогда у нас в каждой республике, в каждом городе были свои структуры, была создана прочная система. Количество работников, которых содержало общество, превышало количество тех штатных работников, которые сегодня трудятся в Росприроднадзоре вкупе с Ростехнадзором. Мы могли доходить до каждого района, а в районе до каждого поселка, и, можно сказать, до каждого человека - у нас взрослых членов общества было порядка 15-17 миллионов человек.

Вдобавок у нас было около 10 с лишним миллионов человек юных друзей природы, школьников и учащихся техникумов. Это была та сила, используя которую можно было решать многие вопросы, ведь на наше общество в то время был законодательно возложен общественный контроль. Не просто так, как сейчас в действующем законодательстве - записано, что общественные организации могут осуществлять общественный контроль. А тогда у нас так и было прямо записано: Всероссийское общество охраны природы обеспечивает организацию общественного природоохранного контроля.

Сегодня у нас, к сожалению, система общественного контроля развалена. Если раньше, когда Всероссийское общество охраны природы конкретно этим вопросом занималось, была создана система общественных инспекций, штабов, было большое количество общественных инспекторов, работа проводилась системно, планово. При выездах инспекторов на предприятия составлялись протоколы, акты, они доносились до административных органов, а если нужно - и до судебных органов, это давало какую-то эффективность. Сейчас же, общественные инспектора совершенно бесправны, в лучшем случае они могут сообщить о нарушениях государственному инспектору и оказать ему какое-то содействие. А количество государственных инспекторов у нас минимальное.

И получается, что государственные инспектора не в состоянии охватить все территории, все объекты, все предприятия, а общественность лишена возможности активно содействовать контролю за соблюдением природоохранных требований. Я выходил с предложением в Госдуму, что необходимо разработать регламент взаимодействия общественных инспекторов с госорганами, это первый этап. А второй этап - подготовить закон об общественном контроле, где одним из разделов будет экологический, природоохранный контроль.

- А Общественная палата не сможет обеспечить такой контроль?

- Я первые годы не возлагал больших надежд на Общественную палату, так как по закону ей отводились только совещательные, рекомендательные функции. Сейчас вроде бы пошел процесс укрепления позиций Общественной палаты, выделены большие деньги средства, казалось бы, для поддержки общественных объединений. Но когда я присмотрелся, я понял, что эти деньги уходят в песок. Не будет эффективности от тех разработок, которые делаются через приближенные структуры к общественной палате, доверенные структуры тех или иных ее деятелей. У нас разработок уже и так столько, что их девать некуда. Нам нужно стараться содействовать внедрению этих разработок. А у нас получается, что хорошо забытое старое сейчас выдается за новое.

Хотя и плохо было с охраной окружающей среды в советское время, а сейчас, в какой-то мере, не лучше, а даже хуже. Многие проблемы сейчас лишь обостряются и обостряются.

- Бытует мнение, что экология как тема в обществе и средствах массовой информации появилась недавно, словно бы оказалось, что есть проблемы, о которых раньше у нас никто не думал. Связано ли это с тем, что эти проблемы в последнее время обострились за счет таких факторов, как рост производства?

- В последние годы советской власти были приняты хорошие, развернутые постановления ЦК КПСС и Совета Министров по охране окружающей среды, намечались большие объемы финансирования. Тогда уже имелось понимание проблем и осознание того, что что-то нужно делать - просто общественность, возможно, не получала такой широкой информации об экологических проблемах. И потом, у нас не было квалифицированного понимания проблем экологии - больше уделялось внимание биологическим направлениям охраны окружающей среды. Таким как охрана животных, лесов, охрана вод.

Во всяком случае, первая система охраняемых территорий - заповедников, национальных парков - была разработана и апробирована в рамках Всероссийского общества охраны природы в те годы. Первые законы, которые разрабатывались по охране окружающей среды и другим экологическим темам, не обходились без нашего участия. В те годы у нас был солидный научный потенциал.

Но за последние 10-15 лет сдвигов на улучшение состояния охраны окружающей среды у нас не отмечается. Если раньше уделялось большое внимание вопросам строительства очистных сооружений, то в последние годы они не строились, и только сейчас, под нажимом внедрения российских и международных стандартов на качество той или иной продукции, наши производители начинают поворачиваться лицом к решению проблем охраны окружающей среды. Но пока сильных сдвигов в этом плане, к сожалению, не наблюдается.

- А Вас как эколога что больше всего беспокоит сегодня?

- Прежде всего беспокоит, что с каждым годом все меньше и меньше остается водных источников, которые пригодны для организации водоснабжения населения. Эта проблема существует во всем мире, но Россия - одна из самых богатых стран по водным ресурсам, наряду с Бразилией и Канадой, и тем не менее в нашей богатой водными ресурсами стране с каждым годом все тяжелее и тяжелее становится решать вопросы нормального водообеспечения людей.

Второе - у нас значительное количество городов и прилегающих к ним территорий, где состояние атмосферного воздуха является неблагоприятным для нормального проживания человека. Уровень загрязнения воздуха превышает допустимые нормативы, выбросы вредных веществ в разы превышают предельно допустимые нормы.

А третье, и, наверное, самое главное - то, что наша производственная и хозяйственная деятельность не всегда сочетается с элементарными требованиями по сохранению окружающей среды.

- А Вы думаете, это по незнанию или потому, что соблюдать природоохранные требования для предприятий экономически невыгодно?

- Частично это, конечно, недопонимание, которое происходит из-за низкой экологической культуры, а частично - постоянная спешка, нужно что-то быстро построить, сделать, получить, добыть, и так далее и тому подобное, поэтому тут происходит сочетание отсутствия должной экологической культуры с требованиями рынка, давлением нашей капиталистической системы. А самое главное, мы привыкли еще с советских времен, что мы покоряем природу, боремся с ней. А природу не нужно было покорять, а нужно было жить и развиваться в гармонии с ней.

-А как Вам кажется, за счет чего произошло такое снижение массовости в природоохранном движении за последние годы? Ведь, с одной стороны, информированность населения улучшилась, а с другой - количество тех, кто участвует в охране окружающей среды, пошло вниз.

- К сожалению, также и уровень культуры. Давайте посмотрим, что у нас творится в садовых товариществах, вдоль наших дорог, в зонах отдыха нашего населения после того, как наш народ отдохнул в субботу-воскресенье на лоне природы? Там уже неприятно появляться. Приезжают на шикарных автомобилях куда-нибудь на берег речки, озера. Жгут костры, бросают там бутылки, пакеты, остатки еды. Неужели так трудно на машине подъехать к мусорному ящику? Все бросают там же, где едят.

- А те, кто хотел бы сегодня что-то делать для природы, вести себя экологически ответственно - что им делать? Может ли сегодня наше природоохранное движение предложить этим людям какой-то план действий?

- У нас в экологическом движении в последнее время произошел определенный перекос. Мы, Всероссийское общество охраны природы, всегда считали, что нужно работать с населением, проводить пропагандистскую, воспитательную работу, привлекать население к решению элементарных проблем, связанных с уборкой, обустройством территорий, очисткой малых рек, берегов, родников, зон отдыха, и так далее. Для человека прослушать лекцию, прочитать обращение - это не то же, что самому принять участие в уборке негативного воздействия других лиц на окружающую среду. Если он сам убирал, он уже меньше будет допускать такого рода нарушения.

Экологических организаций появилось в последние годы очень много, но в основном они сосредоточились на так называемой грантовой поддержке. Допустим, они получили грант, который давался под какие-то разобщенные узенькие проблемы, часто связанные со сбором информации о состоянии того или иного участка или объекта, и этим их работа ограничивается. Они год прожили, реализовали этот грант, а на следующий год они получили, допустим, уже совершенно другой грант на работу в другом направлении. И они тут же совершенно забывают о том, что может они что-то начали делать полезное в прошлом году. Они так оставляют все разработки недоделанными, нереализованными, и сами уже они берутся за что-то другое. Это говорит о несистемности работы многих общественных организаций, и отсюда - их недостаточной эффективности.

- А если бы завтра пришел Дед Мороз и принес Вам мешок денег, вы бы что сделали на эти деньги? Что нам сегодня в первую очередь нужно?

- Мы бы более активно занимались проблемами просвещения, экологического воспитания и образования. Мы последние десять лет очень активно работали по экологизации детских дошкольных учреждений, провели первую всероссийскую конференцию по проблемам экологического воспитания в детских дошкольных учреждениях, проводим смотры-конкурсы экологических программы в детских садах. Такую работу нужно бы проводить со школами. Она раньше проводилась, потом как-то заглохла.

- А почему именно дети? Люди, которые сейчас приезжают на "мерседесах" к речке, и мусор там же потом бросают - с ними уже бесполезно что-то делать?

-Что касается поколения настоящего, здесь должны быть жесткие требования и постоянный жесткий контроль, в том числе и материальные, административные санкции. Потому что этих, наверное, уже не перевоспитаешь, иначе как через привлечение к ответственности. Нужно чтобы хоть то поколение, которое будет следующим, было более воспитанным и образованным.

РИА НОВОСТИ



Эта статья взята с сайта recyclers.ru
http://www.recyclers.ru

Адрес этой статьи:
http://www.recyclers.ru/modules/news/article.php?storyid=1834